Байденомика на марше: какие сюрпризы готовит России новый президент США

Экономическая политика Вашингтона будет не самой лучшей для РФ

Передача власти от Дональда Трампа к Джозефу Байдену состоялась. И теперь от новой вашингтонской администрации ожидают очень многого, и не в последнюю очередь – в области экономики. На США приходится пятая часть глобального ВВП, поэтому от успеха или неуспеха «байденомики» в немалой степени будет зависеть экономическое самочувствие всех стран, включая Россию. Итак, чего ждать миру в целом и нашей стране в частности от Вашингтона в финансовой сфере?

Байденомика на марше: какие сюрпризы готовит России новый президент США

Фото: AP

Отправная точка у президента Байдена лучше, чем была 12 лет назад у президента Обамы (и у тогдашнего Байдена – вице-президента): как напоминает The New York Times, обамовской администрации пришлось иметь дело с «экономикой в свободном падении». Глобальный кризис, который начался с лопнувшего ипотечного пузыря, перекинулся на весь кредитно-финансовый сектор, а затем и реальную экономику США и всей планеты. В январе 2009-го «великая рецессия» была еще в разгаре, а со второй половины того же года медленно пошла на поправку.

Первым делом — пандемия

Американскую и мировую экономику вновь поставила на край рецессии пандемия COVID-19; после коллапса прошлогодней весны наметилось восстановление, однако к концу минувшего года его прервала вторая волна пандемии. Теперь Байдену предстоит выправить ситуацию – для этого неизбежно потребуются вливания в экономику триллионов долларов.

В шкале приоритетов Джо Байдена экономика занимает второе место после защиты здоровья людей: первоочередная задача, подчеркивает он, – остановить пандемию, свирепствующую в Америке как почти нигде в мире, и материально помочь бедствующему населению. Только после этого надо будет думать о росте экономики, а все остальное – в третью очередь. США только что прошли жуткую веху – 25 млн инфицированных с начала пандемии. Для сравнения: в Индии, которая на втором месте в мире по заболеваемости, коронавирусом заразились порядка 10 млн человек – при том, что население этой страны в четыре с лишним раза превышает население США.

В качестве одного из первых шагов на посту президента Байден предложил Конгрессу США утвердить антикризисный пакет на сумму $1,9 трлн. Он включает в себя дополнительные средства на вакцинацию, тестирование, средства защиты от инфекции и лечение больных ковидом; помощь малому бизнесу, федеральные доплаты к пособиям по безработице и единовременные выплаты всем гражданам (за исключением наиболее состоятельных) в размере $1400 на человека (в дополнение к $600, которые каждый американец получил при Трампе). Байден также предложил на период кризиса ввести оплачиваемые отпуска по уходу за детьми и больными сроком 14 недель: предполагается, что работники компаний с числом сотрудников менее 500 будут получать эти пособия не от работодателя, а из государственной казны.

Новый президент обязал минфин ускорить финансовую помощь нуждающимся – в частности, путем более активного использования интернет-инструментов. Байден также предписал минтруда обеспечить право наемных работников отказываться от работы, которая опасна для их здоровья, не теряя при этом право на пособие по безработице в случае увольнения. Он также поручил минсельхозу разработать повышенные нормы продовольственной помощи материально нуждающимся.

Большие беды малого бизнеса

Сейчас в Америке только ленивый не советует Байдену, как решить – по возможности одновременно – все накопившиеся проблемы. Кое-кто, например, рекомендует начать с… регуляции социальных сетей: во время недавних драматических событий, когда тысячи экстремистов штурмовали вашингтонский Капитолий, именно социальные сети сыграли роль «ленинской «Искры» — коллективного организатора. Администрацию Байдена призывают внести в Конгресс законопроект, который бы установил ответственность соцсетей за контент, размещаемый на их платформах.

В дополнение к этой проблеме, Байден унаследовал от предыдущей администрации антимонопольную тяжбу с корпорациями Google и Facebook, которые контролируют непомерно большую часть рынка – напрямую и через дочерние компании (Facebook – это еще и Instagram и WhatsApp, а Google – это также YouTube, Gmail, Google Pay, Google Chrome).

Хотя борьба с интернет-монополиями важна, но в сегодняшней ситуации не она стоит на первом месте. С точки зрения Байдена, более значимой проблемой, например, является несправедливая система налогообложения. Налоговая реформа Трампа, принятая в конце 2017 года, создала дополнительные льготы для самых богатых, чей доход превышает $400 000 в год, а также для корпораций, крупных инвесторов и наследников больших состояний. В США бедность имеет такие масштабы, которых нет в других развитых странах, а на другом полюсе – такое богатство, которое тоже не имеет себе равных в мире. Это создает социальную напряженность и тормозит развитие: экономику, как известно, двигает вперед массовый потребитель, а не горстка богатеев.

Еще одна приоритетная для Байдена проблема – необходимость ужесточения государственного контроля за финансовой системой. При Трампе произошел откат к докризисной вседозволенности: банки снова получили возможность рисковать деньгами вкладчиков; были развязаны руки ростовщикам, дающим займы на короткий срок («до получки») под чудовищный процент; почти без всякого контроля разгулялось «теневое банкирство» – хедж-фонды, частные финансовые фирмы и мани-менеджеры, которые в совокупности оперируют триллионами долларов и способны причинить огромный вред стабильности финансового сектора.

Мало кто подвергает сомнению безотлагательный характер еще одной проблемы: это помощь малому бизнесу. Если брать только частную экономику, без учета госсектора, то каждый второй американец работает в небольшой компании. С момента начала пандемии перестали существовать 400 000 ресторанов, магазинов, мастерских и прочих мелких компаний. Джо Байден объявил, что хочет распределить $15 млрд госбюджетных денег в качестве прямых грантов малому бизнесу – примерно миллиону мелких фирм, которые в результате пандемии «дышат на ладан». Еще $35 млрд предполагается выделить из федерального бюджета штатам и муниципалитетам для поддержки их программ помощи малому бизнесу.

Чего не надо бояться

Задачи, стоящие перед администрацией 46-го президента США, колоссальны по масштабам, и, чтобы успешно их решать, необходимо бесстрашие – такую точку зрения высказывает на страницах The New York Times нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман. Он предлагает Байдену и его администрации придерживаться четырех правил.

Правило номер один гласит: «Не надо сомневаться в способности правительства помочь». Когда демократы завоевали Белый дом 12 лет назад, они как бы наполовину соглашались с консервативной догмой, что государственное вмешательство в экономику должно быть по возможности минимальным. Кризис 2008-2009 годов убедительно доказал, что только федеральное правительство с его финансовой мощью может поднять пораженную рецессией экономику со смертного одра.

Правило номер два: «Не надо быть одержимыми боязнью долга». Действия правительства не должны быть парализованы опасениями увеличить и без того большую задолженность государства. Апокалиптические предсказания в отношении последствий растущего госбюджетного дефицита, пишет Кругман, не оправдались, и в настоящее время «среди экономистов широко распространено убеждение, что госдолг является куда меньшей проблемой, чем считалось прежде». В числе прочих факторов эксперт указывает на то, что при низких учетных ставках центробанка (а в кризис они находятся на нуле) бремя обслуживания долговых обязательств является очень незначительным.

И уж никак нельзя, подчеркивает Кругман, поддаваться на демагогию консерваторов насчет «бюджетной строгости»: где была их «строгость», когда они позволили Трампу резко увеличить дефицит госбюджета и провести громадное, ничем не компенсированное урезание налогов?

Чего еще не надо бояться? Инфляции. Таково третье правило Кругмана. Несмотря на все зловещие предостережения предыдущих лет, инфляция оставалась на очень низком уровне и при Обаме, и при Трампе, несмотря на низкую безработицу (когда-то она считалась обратно пропорциональной инфляции) и большие дефициты госбюджета.

Наконец, четвертое правило рекомендует Байдену не рассчитывать на помощь политических оппонентов – республиканцев, а проталкивать свой экономический план через Конгресс любыми средствами и как можно быстрее, при поддержке республиканцев или без нее. Страна нуждается в срочной помощи.

В США на «байденомику» возлагают большие надежды, отмечает телеканал CNBC: «Ожидается, что осуществление повестки дня Байдена будет иметь своим результатом более быстрый рост экономики, более сильный фондовый рынок и более высокие учетные ставки в течение первого года». Эти ожидания подтверждает биржа: за период от выборов до инаугурации нового президента (с 3 ноября 2020-го по 20 января 2021-го) биржевой индекс S&P 500 поднялся на 13% – это абсолютный рекорд с 1952 года. На втором месте – Джон Кеннеди, чье избрание в 1960 году подбросило индексы на 8,8%.

За день до инаугурации Байдена Инвестиционный институт финансовой корпорации Wells Fargo повысил прогноз роста американского ВВП в текущем году с 3,8% до 4,7%. Согласно этому прогнозу, в середине года индекс S&P 500 достигнет уровня 4100 (более ранний прогноз – 3900). Отдача от 10-летних казначейских обязательств минфина США составит к концу года 1,25% – 1,75% (ранее прогнозировалось 1% – 1,5%).

Американские перспективы для России

Из всех отраслей экономики, на которые повлияет смена хозяина в Белом доме, особый интерес представляет энергетика. Байден отодвигает добычу углеводородов – нефти, газа, угля – на второй план, делая главный акцент на альтернативных источниках энергии. Одним из первых указов он остановил строительство нефтепровода Keystone XL, который должен доставлять «черное золото» из нефтеносных песков канадской провинции Альберта в американский штат Небраска. Он также установил мораторий на нефтегазодобычу в Национальном Арктическом заповеднике (Аляска). Он поручил федеральным ведомствам проверить на предмет возможной отмены полтора десятка указов Трампа, целью которых было увеличить производство энергии из углеводородов.

Помимо этого, установлен 60-дневный мораторий на выдачу разрешений на бурение нефтяных и газовых скважин на федеральных землях и акваториях. Говорили, что Байден полностью запретит фрекинг (гидравлическое расщепление пласта), но, по всей видимости, он запретит лишь такую нефтегазодобычу на федеральных землях, да и то, скорее всего, это коснется лишь новых, а не ранее выданных лицензий.

Допустим, добыча ископаемых углеводородов в США уменьшится: как это отразится на России, которая в большой мере живет за счет этих самых углеводородов? Едва ли это сможет остановить процесс сокращения спроса на нефть в результате, во-первых, пандемии и, во-вторых, вытеснения углеводородов энергией солнца, ветра и т.п. Интернет-ресурс oilprice.com дает такой совет американским производителям сланцевой нефти: вкладывайте деньги в строительство ветряных ферм, которые быстрыми темпами создают ваши конкуренты из сектора «чистой энергетики». В этой связи многие западные аналитики выражают недоумение по поводу стремления Москвы наращивать добычу нефти и газа: будет ли спрос на такие объемы?

Немало страстей и гаданий разворачивается вокруг газопровода «Северный поток-2»: каких еще неприятных сюрпризов ждать из Вашингтона? Пока Белый дом лишь сообщил, что этот проект, с точки зрения Байдена, – «плохая сделка для Европы» и что администрация его «будет анализировать».

Байден будет проводить консультации по совместной российской политике с союзниками по НАТО. У него колоссальный опыт в том, что касается отношений с Москвой: впервые он посетил СССР еще в 1979 году, когда в качестве главы делегации Конгресса США встречался с Андреем Громыко и согласовывал договор ОСВ-2 – давний предшественник нынешнего ОСВ-3, который, вероятно, США и РФ продлят в феврале.

Будучи вице-президентом при Обаме в 2009 – 2013 годах, Байден выступал за расширение экономического сотрудничества с Россией. И не будем забывать: хотя не он, а Хиллари Клинтон преподнесла Сергею Лаврову в 2009 году пресловутую кнопку с неправильной надписью «Перегрузка» (вместо «Перезагрузка»), до этого именно Байден выступил с речью о необходимости улучшения отношений с Россией. А в 2011 году, когда перезагрузка еще была возможна, Байден встретился в Москве с Медведевым (тогда – президентом) и Путиным (тогда премьером), а также с оппозиционерами.

По мнению аналитиков, перезагрузки при Байдене-президенте ждать не стоит. Но будет сотрудничество, как минимум, в трех областях: ОСВ-3, Иран и Парижское соглашение по климату. Политика Байдена по отношению к Москве, как ожидается, будет в основном жесткой – отсюда снижение уже сейчас биржевого курса рубля. Этому будет также способствовать назначение министром финансов Джанет Йеллен, бывшей главы Федрезерва: при ней минфин США не будет занижать курс доллара с целью получения конкурентных преимуществ американскими экспортерами. При Трампе минфин сознательно опускал доллар, превознося конкурентные преимущества слабой национальной валюты.

Любые новые санкции, а также российские контрмеры, будут также бить по рублю. А если еще и нефть будет дешеветь, то рублю мало что светит. Дальше – инвесторы, видя слабость экономики РФ, быстрее побегут из российских финансовых активов. Что чревато новым падением рубля – заколдованный круг.

Отток частного капитала из России в 2020 году ЦБ оценивает в $47,8 млрд. Это в два с лишним раза больше, чем было в 2019-м. Одним лишь падением российской экономики вследствие пандемии такую динамику не объяснишь. Перспективы рубля и экономики РФ выглядят достаточно бледно, но это – не из-за Байдена.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

5 × два =